Головна / Новини / Культура / Россия несет убийства. Какая культура от Меладзе или Серова? – Кондратюк

Россия несет убийства. Какая культура от Меладзе или Серова? – Кондратюк

С Россией стоит разорвать все отношения, в том числе и дипломатические, а российские артисты, которые ломятся гастролировать в Украине после того, как поддержали аннексию Крыма и войну на Донбассе, ничего, кроме агрессии нести не могут – сказал в интервью OBOZREVATEL украинский продюсер Игорь Кондратюк.

– Немало российских звезд, которые поддерживают аннексию Крыма и войну на Донбассе, захотели гастролировать в Украине. Зачем?

– Мне кажется, это пробный камень. Для чего им это нужно, я не знаю, но с тех пор, как они поддержали агрессию Путина, они перестали существовать для меня как хомо сапиенс. У них нет мозгов. Мне нужно прояснить: я не радикал и не драчун, и воспринимаю мир в целом положительно и в цвете. И я толерантен к подавляющему большинству людей и их поступкам. Но когда больной на голову глава государства ведет войну с некогда дружественным государством, жертвами которой стали уже 13 тыс. человек, а ты ни гу-гу, ты выглядишь, как дерьмо. И ноль как человек. Я могу это сказать всем российским гастролерам в лицо.



Однако меня больше смущает нежелание СБУ запретить приезжать в Украину всем подряд российским артистам и гастролерам – от никому не известных рэперов и до народных артистов, в том числе и Украины, вроде Киркорова, Серова и других, кто своим молчанием поддержал агрессию Путина. Вот этого я не понимаю, ведь речь, по моему мнению, идет о национальной безопасности, как бы это странно ни звучало. Я только понимаю, что руководителем СБУ является Баканов, а он в вопросах национальной безопасности – неофит. Надеюсь – он все-таки отличает безопасность страны и ее граждан от шоу-бизнеса.

В общем, я противник близких отношений с РФ, в том числе экономических и культурных до возвращения Крыма и закрытия восточной границы украинскими пограничниками. Ни о какой культуре не может быть и речи, если ее несет агрессор. Потому агрессор несет насилие, убийства, смуту, он забирает территории. Какая может быть культура от Меладзе или Серова, которые не сказали ни одного слова публично и не осудили безумную братоубийственную агрессию России?

– Они аргументируют это фразой, что вот мы против политики, мы все за мир во всем мире.

– Они за войну, о мире врут. Я не видел ни одного пикетчика из тех артистов, которые рвутся в Украину, чтобы они стояли и призывали Путина забрать свои войска с Донбасса и Крыма. Я видел Шендеровича, который стоял в одиночном пикете, я слышал извинения Лии Ахеджаковой перед Украиной и украинцами за позорную антиукраинскую политику Кремля, читал сообщения Андрея Макаревича о том, что ему стыдно жить в России, которая развязала войну с Украиной. Я не видел ни одного поста от Киркорова, который носит кольцо с головой фюрера. Не верьте им, российские артисты больные “кримнашем”, и поэтому они за войну, они де-факто – глашатаи войны и именно из-за них эта война не закончилась быстро, потому что они ее поддержали своим молчанием, сидели и потирали руки.

У Александра Галича (российский поэт-бард, умер в Париже в 1977 году, а родился, к слову, в Днепре) есть такая прекрасная фраза “промолчи, попадешь в палачи”, которая прекрасно на русском языке описывает вину российских гастролеров. Они такие же палачи, как и Путин и все нынешние кремляди.

– Каким есть украинский шоу-бизнес последних шести лет с тех пор, как сюда перестали приезжать россияне?




– Мне на это не хочется смотреть в контексте отсутствия россиян, потому что их судьба с марта 2014 меня не касается. Украинский шоу-бизнес развивается так, как он развивается. Мне он нравится. Я его преданный поклонник, об этом знает вся Украина. Я даже делал посильный вклад в этот шоу-бизнес, когда у меня был проект “Шанс” и я занимался молодыми исполнителями, будучи продюсером некоторых из них. Украинский шоу-бизнес развивается. К сожалению, еще никто не получил Грэмми в Америке за лучший трек года, но Грэмми не получило подавляющее большинство исполнителей в мире, и не только из Украины…

– То есть он не пострадал, когда в Россию поехали Ани Лорак, Лобода, Седакова?

– Нет. Я и забыл, что они поют. Помню первые альбомы Лорак, а сейчас вообще не слежу. Она мне как артистка, которая в период агрессии поет для агрессора – не интересна. Извините, для меня ее не существует.

– Не отслеживает даже ради профессионального интереса треков Лободы, например?

– Абсолютно. Я не знаю, что поет Света Лобода последние годы. Они помогают агрессору против Украины. Возникает вопрос, кто они такие? Я вам скажу – они против Украины. Клянусь, я не знаю, чем они сейчас занимаются в России. Вы можете в это не верить. Я слышал, что Лобода родила ребенка, и все.

– Несмотря на то, что они работают в России, они достаточно популярны в Украине.

– Если бы Адольф Гитлер записал крутой рэперский альбом, его бы тоже слушали. У вас есть сомнения? Люди делают то, что они хотят делать. Это с одной стороны. А с другой – мы говорим о человеческой массе, которая очень разнообразна. Такая выборка населения Украины, и ничего с этим не поделаешь.

– Украинские подростки, например,  совершенно патриотические дети, однако они слушают российских рэперов. Почему? Потому что модно?

– Русскоязычный рэп несет содержание, которое они хотят слышать. Этот вопрос к среде. Думаю, что русскоязычный контент также популярен и в западных областях Украины. Например, радиостанция “Шансон” сейчас во Франковске отсутствует. Она была очень популярна, когда там крутились в основном россияне. Хотя где Франковск, а где – русский шансон. Что-то там было и оно как-то работало. Но такой факт не дает никакой, даже полупроцентной возможности российским рэперам приезжать в Украину вообще.

– Вы упомянули о западной Украине, а я когда-то поинтересовалась там у людей, почему они слушают русскую попсу, если Россия воюет с Украиной. Мне ответили: “там поют то, что понятно”.

Читайте також  Як Єфремов виводить з себе Путіна: шедевр від актора підірвав Мережу (відео)

– Это история о том, что понятно. Ничего с этим не поделаешь, слушают то, что понятно. Здесь вопрос в наших певцах, чтобы они пели больше того, что понятно людям. Опять же мое мнение таково, украинский шоу-бизнес развивается, но его не хватает, чтобы закрыть пожелания 40 млн украинцев. Простите, это экспериментальный факт, и я бы его не преувеличивал.

Но если человек слушает какие-то группы или рэперов, которые травят Украину или украинцев – это клиника. И как вы будете с этим бороться? Общество открыто в этом смысле. Вот государство должно оберегать свое культурное пространство от заезжих артистов, которые поддерживают агрессию против нашей страны. И вообще, границу с Россией надо было закрыть нафиг еще при прошлой власти, повторяю – в 2014 году. Нет, были все эти блеяния, что там же наши заробитячане, так нельзя. Работать на агрессора – это сознательный выбор некоторых украинцев. Но государство должно защищать в первую очередь граждан внутри страны, в пределах государственных границ, которые страдают от агрессивных действий соседа.

– Украинские звезды, которые работают в России, могут собирать залы или стадионы в Украине? Та самая Лорак или Лобода.

– Слушайте, 73% выбрали Зеленского. Да, у тех артистов колоссальные шансы триумфально гастролировать по Украине. Вы недооцениваете нашу публику. Но здесь вопрос не в публике, а в государстве, которое должно себя защищать от коллаборационистов, которые пели-танцевали и для агрессоров, и для их жертв. Вот это попахивает бредом.

– У вас есть знакомые или друзья, которые пошли в политику после избрания Зеленского?

– Друзей – ни одного. Есть знакомые, которых я знаю – кого лучше, кого хуже: Саша Скичко, Александр Ткаченко, Максим Ткаченко, я не изучал список ВР. Ну, Зеленский меня знает, я знаю его, он президент. Близкие знакомые – нет.

– И как он вам в роли президента?

– Ну как вам сказать? Пока это иллюстрация пословицы “чем выше лезет карлик, тем дальше видно, что он карлик” (речь не о росте Зеленского, вы же понимаете). Поживем, увидим.

– Что не нравится?

– Мне никогда не нравилось, когда за дело берутся те, кто понятия не имеет, как с ним справиться! Но наша Конституция дает возможность стать президентом любому. Этим успешно в свое время воспользовался дважды судимый Янукович. Чем это закончилось – мы знаем. Демократия – это меч, заостренный с обеих сторон, поэтому я пока слежу.

– С оптимизмом?

– Со скепсисом и надеждой. К сожалению, мне кажется, что мы сдали наши позиции на международной арене, с нами уже так не считаются, как раньше. По правде говоря, и тогда не очень считались, но тогда хотя бы не вытирали о нас ноги. Такое впечатление, что Меркель и Макрон после встречи с Зеленским поняли: этот нам не будет портить жизнь постоянными упреками о желании дружить с РФ.

Что касается внутренней ситуации, не знаю. Я все еще не верю, что монобольшинство невежественных людей создаст украинское политическое чудо.

– Так Украина топчется на месте или движется вперед?

– Украина топчется на месте. Это топтание перед рывком вперед, или перед возвращением обратно – не готов сказать. Я не вижу больших сдвигов к лучшему. Но прошло слишком мало времени, чтобы что-то анализировать. Парламент принял некоторые прогрессивные вещи, но эти реформы начались еще при Порошенко. У меня сейчас нет уверенности, что изменения проводятся качественно и правильно. Плюс эта некачественная коммуникация Офиса президента с обществом. Казалось, что пришли люди из шоу-бизнеса, которые понимают силу рекламы и всяких маркетингов. А кажется, что они “сделали всех”, а потом сели и думают: “А нафига мы это сделали?”

– Не удивляет политика потепление Зеленского с Россией?

– С Россией надо разорвать все отношения, в том числе и дипломатические. Возвращать людей, которые безнаказанно сидят на ее территории и военнопленных нужно, и это надо делать при любых отношениях с Россией. То, что они освободили десятки людей – молодцы, но с Россией нельзя идти на потепление никак.

За последние месяцы пропали наши заявления о войне, о Крыме, жуем там через слово. Это неправильно, потому что Европа забудет. А если кто-то думает, что если мы перестанем говорить о войне, то улучшим инвестиционный климат – это очень наивно.

– Политологи говорят, чтобы закончить войну на Донбассе, Украине придется пойти на уступки.

– Это если стремиться к миру любой ценой. С агрессором – или сопротивление, или – мир на условиях России. Да, сложно подогревать международное давление на РФ, потому что эти продажные западные политики сопротивляются, но их надо дожимать. Иначе наше достоинство очень быстро будет растоптано моторизованной бригадой, которая придет в Мариуполь из Крыма под российскими флагами. Почему? Потому что они увидят, что у нас нет сопротивления. Ах, нет сопротивления, значит мы никому не нужны, в первую очередь себе.

– Думаете, именно это сейчас и происходит?

– Сейчас происходит их желание договориться с Россией. Так и хочется сказать – как дети. Вы хотите договориться, чтобы они забрали не только Крым и Донбасс, вы о чем-то хотите договориться? Или же Зеленский поймет, что с Россией мириться нельзя, иначе станем малороссией и округом России. Пока кажется, он до сих пор до конца не понял, с каким коварным врагом имеет дело.

– Так когда час Х, по-вашему?

– Не знаю. Не исключаю, что это время Х мы уже прошлепали, это встреча Зеленского с Меркель и Макроном. Это и была неотвратимость, после чего Европа забьет на нас, а мы можем хоть удавиться. Выйдет на улицы 15 млн украинцев и скажут: “Какая разница – рубли или гривни. Лишь бы все улицы в Кривом Роге были освещены”.

Но я все-таки – оптимист! Агрессор будет наказан, а Украина будет двигаться только вперед, к процветанию!

Залиште свій коментар



Loading...